Чех прожил без телефона и интернета полгода


В наше время нереально представить жизнь без мобильного телефона. Остаться без него – как попасть на необитаемый остров. Человек не знает, что ему делать и как выживать. Тем не менее, в Чехии нашелся человек, который смог прожить без телефона и интернета почти полгода.

Знаете ли вы, что такое номофобия? Это страх остаться без мобильного телефона. 66% людей, у которых есть телефоны, страдают этой вполне серьезной болезнью нашего века. А еще по опросам, проведенным компанией Motorola Mobility, 84% людей в возрасте до 24 лет даже спят с мобильным телефоном, боясь пропустить важный звонок или сообщение.

Томаш Гайзлер – известный чешский журналист, писатель и владелец издательства. В марте прошлого года на одном из кинофестивалей он увидел документальный фильм о необычном жителе Швейцарии, который ради эксперимента целый год жил без мобильного телефона, компьютера и интернета.

Ровно в полночь 30 ноября прошлого года Томаш Гайзлер совершил героический поступок. Он запер свой телефон и компьютер в кладовке и начал жить по-новому. Он не просто копировал или повторял то, что до него сделал швейцарец. У Томаша Гайзлера была своя причина и философское объяснение его поступка.

Жизнь — как река, из которой очень сложно выйти

— Мне вся наша современная жизнь, с телефонами, компьютерами, интернетом, напоминает реку. В которой мы плаваем. Просто раньше течение было медленнее, а с появлением новых технологий оно ускорилось. Представьте себе, что вы в большой реке, в Дунае, и неважно, плывете вы против течения или по течению, река все равно унесет вас с собой. Мало у кого есть шансы выбраться оттуда. А мне захотелось выйти на берег и задуматься, нужна ли мне эта река. Та ли эта жизнь, которой я хочу жить. И только в момент, когда я отключил телефон и компьютер, я осознал, насколько современный человек зависим от кнопок телефона, на которые он нажимает почти круглые сутки. Когда Томаш Гайзлер осознал весь ужас зависимости современного человечества от телефона, он пошел в библиотеку и взял книгу. Научную книгу о человеческом счастье. И тогда ему многое стало понятно.

Все объясняет химия

Томаш Гайзлер (Фото: Адела Паулик Лихкова, Чешское радио)Томаш Гайзлер (Фото: Адела Паулик Лихкова, Чешское радио)- Если вы понятие «счастье» станете рассматривать с точки зрения химии, то узнаете, что в его основе лежат дофамин и окситоцин. Дофамин выбрасывается в нашу кровь в момент, когда мы сделали что-то и чувствуем себя счастливыми. Убрали в квартире, получили зарплату, сделали покупку. Организм человека получает дофамин и благодаря социальным сетям. Лайк, репост, твит, комментарий, ретвит – и в вашу кровь снова и снова поступает дофамин. И вы счастливы. Счастливы по какой-то абсолютно мелкой и незначительной причине. Дофамин – хорошее и важное вещество, но только тогда, когда его содержится в организме столько же, сколько и другого вещества, делающего человека счастливым. Должно быть равновесие. Другое вещество – это окситоцин. Его мы получаем от отношений с людьми, влюбленности, романа, отношений. То есть окситоцин вырабатывается не так быстро как дофамин. Дофамин – он как кофе или алкоголь. Его можно получить мгновенно. А ради окситоцина надо жить не виртуальной, а реальной жизнью. На что у людей уже нет времени, так как они уверены в том, что счастливы. В фейсбуке у вас полторы тысячи якобы друзей, и каждый выдает вам дозу дофамина. И все как алкоголики сидят в этих социальных сетях.

Начав жить без современных средств связи, Томаш Гайзлер понял, что в мире есть много необычных вещей, на которые «рядовые» люди уже просто не обращают внимания.

Телефонный автомат приносил моральные травмы

— Есть вещи, которые все считают уже абсолютно обычными. Вот раньше ехал я в гости к родителям, они живут за Прагой. Заходил в интернет и смотрел расписание поездов. А без интернета мне пришлось идти к телефону-автомату. Знаете, как дорого из него звонить?! А еще вам нужна мелочь, гора мелочи. Или другой пример. Карта Праги. Сейчас же все в телефоне. А я пошел и купил бумажную. Это все очень необычно. И люди это уже забыли. Они все могут делать из дома. Покупать билеты, оплачивать счета. Им никуда не нужно выходить.

- А как вы встречались с друзьями? Как вы договаривались с ними?

— У меня было три способа оставаться в контакте с человечеством. Первый — написать письмо, положить его в конверт, купить марку и отправить. Второй способ – телефоны-автоматы. Но они приносили мне такие моральные травмы, что я быстро перестал ими пользоваться. И третий способ – одеться и поехать к другу в гости. Шесть вечера, я предполагаю, что он дома, и еду. Кстати, вы знаете, у какого огромного количества людей не работают звонки? У громадного. Сломался звонок, и его уже не чинят. У всех же мобильные телефоны, можно позвонить и сказать: «Я под твоим домом, открой». А о том, что не работает звонок, никто и не узнает до самой смерти. Еще до появления мобильных люди просто приходили друг к другу в гости, и встречи были глубже, радостнее, приносили больше переживаний и сюрпризов. А сейчас такого нет, когда можно взять и в любой момент позвонить человеку.

Люди отвыкли слушать и слышать, а привыкли читать и писать

- Но не утомительно ли это, все время к кому-то ходить или ездить, не имея уверенности, что он дома или на работе?

— Когда вы не можете позвонить или послать мэйл, то все в этой жизни становится четко и ясно. На первой встрече ты договариваешься, что, скажем, ровно через месяц мы снова встречаемся там и там в 15 часов. И человек уже не может отменить. Как он мне об этом сообщит? За все время, которое я жил без телефона и интернета, только два раза не состоялись назначенные ранее встречи. Один раз я перепутал дни, а второй раз коллега опоздал. Знаете, когда есть телефон, люди все время отменяют или переносят встречи. Куча отговорок. «Давай завтра, я устал, я опаздываю». И так далее. А когда вы все же встретились, то нормального разговора все равно не получается. Все время звонки, СМС, фейсбук. Вы во время общения с другом смотрите на телефон. Люди стали отвыкать слышать и слушать друг друга. Отвыкать от человеческих голосов. Они привыкли читать и писать, а не говорить и слушать… Ну и еще возвращаясь к вашему вопросу. Моим друзьям и коллегам тоже ведь было интересно, они знали, что я ставлю своего рода эксперимент. И то, что они не опаздывали на встречи и помнили, что у них встреча через месяц – это и им самим доставляло радость.

Закончились деньги, закончился и эксперимент

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио — Радио ПрагаРовно два месяца Томаш Гайзлер вообще не пользовался интернетом и телефоном. А потом понял – надо идти на компромисс с самим собой. Жить полностью без интернета никак не получается.

— В январе я был в разгаре написания книги. И тут я понял, что не могу найти нужную для нее информацию. Тем более, в это время мы с семьей еще поехали на несколько месяцев жить в Израиль, а там нет никакой чешской библиотеки. И я решил, что буду пользоваться гуглом, чисто для поиска информации. Я боялся «сорваться» и начать пользоваться социальными сетями и мэйлом. Но не сорвался. Изначально, когда я все начинал, я планировал закончить эксперимент 1 июня. Однако закончил его 15 мая. На две недели раньше. Просто потому, что у нашей семьи закончились деньги. Я же издатель, все контакты – в интернете, по мэйлу, в сетях. Нет интернета – нет заработка. Но даже то, что мой эксперимент был короче по времени, чем я планировал, все равно удовлетворило и исполнило все мои ожидания и желания. Я отдохнул. Переосмыслил отношение к жизни. И получил массу новых впечатлений.

- То есть сейчас вы уже снова «в сети»?

— Некоторые программы я еще не установил в компьютер. Я их в свое время удалял, чтобы они меня не «соблазняли». Да, в какой-то степени я уже в сети, но и не совсем в сети. Я решил перестать пользоваться мобильным телефоном и провести обычный городской. Пусть звонят домой. А если я на улице или на встрече – я не хочу, чтобы телефон меня отвлекал. Я изменил работу с мэйлом. Он автоматические всем рассылает ответ примерно следующего содержания: «Я вам отвечу, но почту я проверяю раз в неделю». Я так и делаю. Захожу в почтовый ящик только по пятницам утром. Так же и с фейсбуком, и с другими сетями. Я выделил в своем графике определенные «окна», когда могу ими пользоваться. И, что еще очень важно, я вообще не пользуюсь интернетом после шести вечера. Я по натуре «жаворонок», а раньше из-за интернета не мог уснуть. Новые впечатления, мысли. Появилась бессоница. Стал себя хуже чувствовать. Так же у всех. Сейчас каждый человек, прежде чем лечь спать, смотрит, кто ему написал. А потом не может уснуть. Поэтому лучше ограничить свое время в сети, чем постоянно бессмысленно смотреть в эту интернет-пустоту.

Круг друзей и семьи лучше виртуальных френдов

Иллюстративное фото: Stuart Miles, Free Digital PhotosИллюстративное фото: Stuart Miles, Free Digital Photos- Вам хватает всего пару часов в неделю, чтобы написать все деловые и личные письма?

— Я со временем понял, что чем меньше вы посылаете мэйлов, тем меньше мэйлов приходит и вам. Даже спама. Любых. За те неполных полгода, которые я жил без интернета, я получил всего 1 842 мэйла. Я специально посчитал. А раньше я получил по 200 в день. А тут я не писал, и мне не писали. Кстати, из этих 1 842 мэйлов важными оказались только 30. Я понял, что лучше жить в кругу семьи и настоящих друзей, чем общаться с этими якобы френдами. Поэтому теперь мой принцип такой: «Чем меньше вещаю я, тем меньше пишут и мне».

- Вы бы посоветовали другим людям повторить ваш эксперимент?

— Да, я бы порекомендовал это каждому. Это как религиозный пост, когда человек ограничивает себя в еде. Тот, кто пробовал поститься, знает, что это как-то очищает человека, он лучше видит реальность. Не обязательно отключать себя от интернета на полгода. Попробуйте на неделю. Или хотя бы на час. Или, скажем, каждый понедельник – без интернета. Потому что когда у вас под рукой телефон и интернет – вы делаете сразу 20 дел. Пишете что-то, сидите в чате, отвечаете на мэйл, ищете информацию, слушаете музыку. Я вот, например, в какой-то момент уже не мог сконцентрироваться, не был в состоянии написать длинный текст. А уже через месяц без интернета все пошло нормально. Я снова стал сосредоточенным. Поэтому чему мы удивляемся, когда все время сидим в социальных сетях, а потом жалуемся на то, что что-то не успеваем или что что-то не получается.

- Не боитесь «сорваться» и снова стать интернет-телефонно-зависимым человеком?

— Конечно, может случиться и такое, что я снова стану пялиться в фейсбук. Но я же — как алкоголик, который прошел лечение. Начать снова часами сидеть в фейсбуке – это как снова пить. Но ранее излечившемуся алкоголику легче снова вылечиться. Известна техника, как это сделать. Это первое. Второе – это моя жена. Она скажет: «У тебя проблемы». Тогда я и начну лечиться. Но пока у меня такой проблемы нет. Я пользуюсь интернетом в меру и могу себя контролировать.

По материалам Радио Прага

Поделиться записью