Отфутболили Бразильцев

Разгромное поражение сборной Бразилии от немцев в полуфинале чемпионата мира по футболу привело к массовым беспорядкам в нескольких городах страны и, по всей вероятности, скажется на результатах октябрьских выборов президента. Стоит ли российской власти опасаться подобного сценария в случае провала нашей сборной на домашнем мундиале 2018 года? Отфутболили Бразильцев!

Бразилия убита горем и требует мести. Разочарованные болельщики пока только размялись: сожгли два десятка автобусов, ограбили магазин электроники, устроили драку на пляже.

Погромы могли оказаться и более массовыми, но бразильская полиция приняла действительно беспрецедентные меры безопасности.

За несколько предшествующих лет местная власть получила такую практику усмирения бунтов, какой позавидовали бы «Беркут» и сирийская полиция, вместе взятые. Жители, возмущенные гигантскими затратами на строительство стадионов к мундиалю на фоне социального неравенства и экономических проблем, выходили на улицы, пытаясь донести до властей свою правду.

Доносили по-разному. Горящие автомобили, перестрелки, парализованные города, раненые, убитые — хозяева чемпионата мира нахлебались всего этого еще два года назад и лишь ближе к началу турнира достигли некого статус-кво. Бунтующие фавелы притихли в ожидании большого футбола, и в какой-то момент показалось, что нового всплеска не будет. Бразильская сборная спокойно дойдет до финала, и на фоне спортивных успехов грандиозные расходы и социальные неурядицы отойдут на второй план.

Хлеб и зрелища — взаимозаменяемые вещи.

Но футболисты подвели, и лишь чудом, как говорят в спортивной среде, «на опыте», власти страны избежали настоящего бунта. Возможно, унизительность поражения даже сыграла им на руку — фанаты были не столько злы на судьбу, сколько опустошены, а в таком состоянии революцию не устроишь.

Это не значит, что президент страны Дилма Русеф теперь может спать спокойно. В октябре состоятся выборы, где ее позиции, еще недавно казавшиеся нерушимыми, будут расшатаны как никогда раньше. Не то чтобы бразильцы напрямую связывали результаты сборной с действиями главы государства, но россияне по сочинским Играм прекрасно знают, как легко затонировать коррупцию спортивными успехами. Русеф такой возможности не предоставили.

Но что нам за дело до какой-то Русеф? Мы сами скоро проведем свой чемпионат мира, еще более масштабный и дорогой, на фоне, возможно, куда более серьезных экономических проблем, чем бразильские. Может, и российскому ОМОНу придется в срочном порядке чистить щиты и полировать дубинки, чтобы предотвратить возможные происшествия. В Сочи все обошлось, так как команда сенсационно выиграла, но нашим футболистам до олимпийцев так же далеко, как до сборной Германии.

Тем более прецеденты были.

Москвичи еще помнят перевернутые машины и горящие магазины в 2002-м после скромных и, к слову, ничего не решавших 0:1 от Японии.

Далекие от политики события, происходившие за тысячи километров от столицы, тогда раскачали лодку, как не раскачивала и Болотная площадь. А тут — домашний турнир, потраченные деньги, накопленные социальные противоречия, недавно прошедшие выборы, в конце концов (нового или старого президента изберут, скорее всего, в марте, а чемпионат пройдет в июне). Есть о чем беспокоиться…

Но это только на первый взгляд. На самом деле российский футбольный болельщик за годы провалов разной степени тяжести приобрел своеобразный иммунитет. Он как никто другой понимает формулу островитян из книг Джорджа Мартина: «Что мертво — умереть не может».

Сборная России опустилась так низко, что по большому счету уже ни один результат для нее не может быть признан провальным. И, соответственно, реальное возмущение народа ее неудачам тоже уже невозможно.

И дело не только в различиях менталитета, но и в отношении к спорту. Нам сложно даже представить, что значит футбол для латиноамериканских стран. В 1950 году в Бразилии около трехсот человек убили себя после поражения сборной от Уругвая в решающем матче чемпионата мира. Сейчас накал страстей, конечно, поменьше, и сами по себе протесты говорят, что социальные блага для бразильцев стали важнее абстрактных побед, но футбол остается национальной игрой и роль искры у ящика с динамитом выполняет безукоризненно.

В Канаде религия — хоккей. В Бразилии — футбол. В России ни то ни другое не тянет даже на статус секты.

Но если наши хоккеисты время от времени берут свое на не самых статусных чемпионатах мира, то главная игра с мячом у нас давно уже предмет для шуток.

В 2002 году поражение от японцев еще вызывало возмущение масс, да и то — масс радикальных фанатов, но впоследствии ни один провал на ЧМ или Евро, ни унизительные 1:7 от сборной Португалии, ни обидное поражение от греков в 2010-м, ни нынешняя неудачная поездка в Бразилию не заставляли людей выходить на улицы.

И даже хозяйский статус скорее послужит еще одним оправданием: россияне — гостеприимный народ, не будем же мы из-за вылета собственной сборной портить гостям праздник футбола и уж тем более вспоминать о каких-то неспортивных проблемах. К тому же на чемпионат в любом случае потратят меньше, чем на Сочи, — тоже аргумент.

Словом, если что в России и вызовет мощные социальные сдвиги, то явно не победы или поражения футболистов.

По материалам Газета.Ру

Поделиться записью